Мобилизация русской армии в августе 1914 г. и пополнение армии во время войны. Изменения в организации пехоты.

bullet Комплектование действующей армии нижними чинами
bullet Подготовка офицерского состава действующей армии
bullet Изменения в составе и организации пехотных войск за период войны

Отличия комплектования, вооружения и организации Добровольческой Армии.

bullet Комплектование Добровольческой Армии
bullet Организация Добровольческой Армии.
bullet Вооружение Добровольческой Армии.

О.Д.Леонов
Мобилизация русской армии в августе 1914 г. и пополнение армии во время войны.
Изменения в организации пехоты.

1. Комплектование действующей армии нижними чинами

Россия 18 июля 1914 г. начала всеобщую мобилизацию. Германия, в свою очередь, потребовала от России прекращения мобилизации и, не получив ответа, 19 июля 1914 г. объявила войну. 24 июля войну России объявила и Австро-Венгрия. Так началась последняя война русской императорской армии, война, которая, в конечном счете, привела к гибели империи.

При первой мобилизации полки комплектовались, в основном, хорошо подготовленным и обученным личным составом, призванным из запаса. Общая численность армии после окончания мобилизации составила 5 338 тыс. человек. Из них: 1 423 тыс, (27%) - постоянное войско. 3115 тыс. (58%) - запасные, в возрасте от 25 до 38 лет, 400 тыс. (7,5%) - ратники 1 разряда, перечисленные из запаса, в возрасте 39-43 года и 400 тыс. (7,5%) - ратники 1 разряда младших возрастов (22-24 года), не проходившие действительной военной службы. Основная часть мобилизованных (более 2 200 тыс. человек) пошла на укомплектование первоочередных частей до штатов военного времени, а остальные - на формирование второочередных дивизий, тыловых частей и учреждений. При этом отметим, что в первую мобилизацию под ружье был поставлен почти весь подготовленный воинский контингент, и дальнейшее пополнение армии проходило за счет ратников ополчения, не проходивших в мирное время действительной службы, и новобранцев.

Одним из недостатков мобилизации явилось нерациональное использование призванных из запаса унтер-офицеров, многие из которых имели опыт русско-японской войны, были награждены георгиевскими крестами и медалями. Часто из-за отсутствия вакансий, старшие унтер-офицеры, вместо должности взводного командира, получали должности командиров отделений, а немало младших унтер-офицеров вставали в строй рядовыми. Такое отношение к поистине золотому запасу армии впоследствии имело для армии негативные последствия, особенно это сказалось на артиллерии, в которой всю войну ощущался недостаток в опытных фейерверкерах - орудийных начальниках и наводчиках.

Тяжелые потери в первые месяцы войны, и особенно поражение 1-ой и 2-ой армий в Восточной Пруссии, остро поставили вопрос не только в отношении восполнения боевых потерь, но и о формировании новых соединений (дивизий, корпусов). Поэтому уже в сентябре было решено призвать дополнительно 300 тыс. ратников 1-го разряда, а в октябре начали мобилизацию новобранцев 1893 г. рождения. Это был последний призыв по жеребьевке. За два месяца было набрано 700 тыс. человек. Всего же, с учетом 200 тыс. ратников 1-го разряда ноябрьского призыва, в 1914 г. в действующую армию было мобилизовано 5115 тыс. чел. (из них 1 200 тыс. уже после проведения всеобщей мобилизации, то есть на восполнение потерь и формирование новых частей). Всего за годы войны было проведено 24 призыва.

Что касается потерь, то они только за первый год войны составили около 857 тыс. человек, в т. ч. 86 тыс. убитыми, 551 тыс. ранеными и больными, 220 тыс. пропавшими без вести и попавшими в плен. В среднем за 5 месяцев боев ежемесячно для восполнения потерь требовалось около 175 тыс. человек. Всего же было направлено 600 тыс., что составило половину дополнительных призывов 1914 г.

Для подготовки пополнения для пехоты в 1914 г. было сформировано 152 запасных пехотных и стрелковых батальонов (130 батальонов 8-ротного состава и 22 батальона 4-ротного состава), в которых одновременно проходило подготовку около 282 тыс. человек, что составляло примерно 15% от численного строевого состава действующей армии. При этом напомним, что после мобилизации, с учетом второочередных дивизий, в армии было 1812 батальонов, средней численностью строевых 1812 тыс. (1000 на батальон). Срок подготовки рядового в запасном батальоне составлял около 4-6 недель.

В 1915 г. ежемесячная потребность в пополнениях, с учетом формирования дивизий третьей очереди, достигла уже 454 тыс. человек, или ежедневно требовалось около 15 тыс. человек, то есть почти одна пехотная дивизия. Для подготовки такого количества призываемых число запасных батальонов было доведено до 301, общей численностью переменного состава 602 тыс. человек, что составляло уже 33% от всей пехоты действующей армии. Увеличение числа призываемых привело к тому, что в запасных частях при штатных ротах формировались так называемые литерные роты (по 16-24 роты). Это побудило военное ведомство с середины 1916г. начать переформирование запасных пехотных батальонов в запасные пехотные полки 12-16-ротного состава в пределах существующих запасных пехотных бригад. Всего к концу войны их насчитывалось 36 (из них 19 на фронте), в состав которых входило 359 запасных пехотных полков (109 на фронте). Пулеметчиков для пехоты и кавалерии готовили в четырех запасных пулеметных полках и двух запасных пулеметных командах. Срок подготовки пулеметчиков составлял 1 месяц.

Подавляющая часть призванных ратников ополчения и новобранцев (до 93%) шла на восполнение потерь пехоты, которая составляла основу армии и несла наибольшие потери, а также на формирование новых пехотных частей. Что касается таких родов войск как кавалерия и артиллерия, то, по сравнению с пехотой, с их пополнением особых проблем не возникало, за исключением слабой подготовки солдат, прибывающих из запасных частей. Небольшой контингент личного состава, требуемый для их пополнения, объясняется относительной малочисленностью этих войск и сравнительно небольшими потерями, которые они несли в боях. В большей степени это относится к артиллерии (в т. ч. и полевой), которая вела стрельбу по противнику, в основном, с закрытых огневых позиций. То же самое можно сказать и в отношении инженерных войск, подразделения которых, в силу их основного предназначения, не участвовали непосредственно в наступательных операциях и других видах активных боевых действий (таких, например, как атака позиций противника под пулеметным огнем).

Всего за годы войны запасные части подготовили и отправили на фронт, в общей сложности, 26 840 маршевых рот и 93 запасных пехотных полка (в 1917 г. на фронт отправлялись запасные полки в полном составе). В среднем же ежемесячно фронт получал более 870 маршевых рот, или около 220 тыс. человек, для восполнения пехоты, а в некоторые месяцы 1915г. и до 1000 рот.

По инициативе командования, непосредственно в тыловых районах частей действующей армии, создавались небольшие учебные команды для подготовки дефицитных специалистов (гранатометчиков, минометчиков и пулеметчиков ручных пулеметов) и унтер-офицеров. Потери среди последних были особенно велики и в период интенсивных боев доходили до 100%. Стараясь уберечь унтер-офицеров некоторые командиры под разными предлогами выделяли из них некоторый резерв, так как подготовленный и толковый унтер-офицер представлял большую ценность.

В Петрограде, Москве и в некоторых других крупных городах стали организовываться "Всероссийские женские военные союзы", которые в летом 1917 г. начали активную агитацию по привлечению женщин на военную службу. В июле 1917г. по представлению Главного управления Генерального штаба Военный совет разрешил формирование женских ударных батальонов, а при Александровском военном училище в Москве было организовано отделение для подготовки женщин - прапорщиков (всего их было выпущено несколько десятков человек). К лету 1917 г. было сформировано 2 женских ударных батальона (по 19 офицеров, 5 чиновников, 1080 строевых и 85 нестроевых на каждый батальон) и 11 отдельных женских команд связи (по 2 офицера и 99 рядовых). Однако, несмотря на то, что один такой батальон под командованием прапорщика Бочкаревой (в армии с 1914 г., четырежды ранена, полный георгиевский кавалер, расстреляна весной 1920 г. по приговору особого отдела ВЧК в Омске) даже принял участие в июльском наступлении на Западном фронте, патриотическое женское военное движение никакого серьезного значения не имело, и дальнейшее формирование женских подразделений было прекращено, а имеющиеся батальоны и команды начали расформировывать.

bullet

В начало

2. Подготовка офицерского состава действующей армии

Перевод армии на штаты военного времени, последующее формирование новых частей и потери в период боевых действий, потребовали значительного увеличения численности офицерского состава, особенно его младшего звена. В июле - августе было мобилизовано около 40 тыс. офицеров, что полностью исчерпало его запас. Кроме этого, в 1914 г. в войска досрочно были выпущены подпоручиками все юнкера военных училищ (12 июля на, месяц раньше срока, - 2831 человек, а в период до 1 декабря - оставшиеся 3404 человек, поступившие в училища в 1912-1913 гг.), и с осени все военные училища перешли на ускоренную подготовку офицеров. Дополнительно были открыты 2 пехотных училища (в Ташкенте и Киеве), а также артиллерийское и инженерное (оба в Киеве). Срок обучения в пехотных и кавалерийских училищах в разные периоды войны составлял от 4 до 6 месяцев, а в артиллерийских и инженерных - до 9 месяцев. Первый выпуск офицеров военного времени (прапорщиков) из военных училищ состоялся в декабре 1914 г. Но самым распространенным типом военного учебного заведения в годы войны стали школы прапорщиков пехоты, которые открывались при запасных пехотных бригадах. За 3 месяца каждая такая школа готовила для войск 200-400 выпускников. Всего в 1914 г. было открыто 13 школ прапорщиков. Несмотря на принимаемые меры, офицеров в действующей армии было все равно недостаточно, и летом 1915 г. пришлось открыть 10 временных школ прапорщиков пехоты в зданиях некоторых кадетских корпусов (в период летних каникул), которые подготовили за этот период около 2500 человек. К концу 1915 году было открыто 32 школы прапорщиков, которые подготовили 30 200 прапорщиков для пехоты и инженерных войск. В 1916 г. действовало уже 38 школ. В школы прапорщиков первоначально принимали, в основном, студентов высших учебных заведений и лиц, имеющих среднее образование. Но с 1915 г. по представлению командования было разрешено принимать и грамотных нижних чинов без среднего образования. Вместе с этим в войну широко применялась практика производства в офицеры за боевые заслуги (особо отличившихся унтер-офицеров) непосредственно на фронте, даже без прохождения курса школы прапорщиков. В боевых условиях были значительно упрощены правила производства офицеров в следующие чины. Так, обер-офицеры производились в следующие чины после 4-месячной службы в пехоте, 6 месяцев в кавалерии и 9 месяцев в артиллерии. Чин подполковника можно было получить после 2-месячного командования ротой или эскадроном. В отдельных случаях, как поощрение, следующий чин могли дать при возвращении в строй после второго ранения.

Офицерский состав артиллерии и инженерных войск пополнялся, в основном, за счет ускоренных выпусков специальных военных училищ и нескольких школ прапорщиков. Часто недокомплект младших офицеров в артиллерии, который особенно остро ощущался в период формирования новых частей, компенсировался переводом офицеров из других родов войск (особенно из кавалерии, когда ее начали спешивать и сажать в окопы). Труднее решался вопрос выдвижения старших офицеров для замещения должностей командиров артиллерийских дивизионов и батарей. Часто на эти, наиболее ответственные, должности назначались недостаточно подготовленные офицеры.

За весь период войны в офицеры было произведено 207 173 человека. Из них 78 581 - после окончания ускоренных курсов в военных училищах и Пажеском корпусе. 108 970 человек - после окончания школ прапорщиков (т. ч. 7429 студентов высших учебных заведений) и 19 622 человека за боевые отличая по представлению командования. При этом только с мая по октябрь 1917 г. из военных училищ и школ прапорщиков было выпущено 34 815 офицеров (в т. ч. из военных училищ 14 700). Таким образом, если принять во внимание, что перед войной в армии было 39016 штаб- и обер-офицеров, то с учетом досрочных выпусков 1914 г. (6235 человек) и около 40 тыс. призванных из запаса, общее число офицеров, состоявших на службе за годы войны, увеличилось в 7,5 раз.

Весь период войны основной упор при подготовке командного состава делался на подготовку офицеров пехоты, и к октябрю 1917 г. в пехоте образовался сверхкомплект офицеров (более 17 тыс. человек), в то время как в других родах войск ощущался их недостаток (в артиллерии около 1520 чел., в инженерных войсках 990 чел.). Учитывая наличия в войсках сверхкомплекта офицеров, имевших посредственную подготовку, в августе - сентябре 1917 г. военное ведомство пошло на частичное закрытие школ прапорщиков при запасных пехотных бригадах, а с октября 1917г. стали закрываться и курсы подготовки офицеров в военных училищах. В июне-июле 1917 года имело место формирование из юнкеров ударных батальонов, которые предполагалось направить в действующую армию для наведения порядка в разложившихся частях.

Кадетские корпуса во время войны функционировали в обычном режиме, и их выпускники пополняли военные училища и школы прапорщиков. Но после февральской революции в них отменили все элементы военной подготовки, а сами корпуса были переименованы в гимназии. По вновь установленным правилам все привилегии при поступлении для детей офицеров были отменены, и все поступали на общих основаниях. Все преподаватели военных училищ и офицеры-воспитатели кадетских корпусов, не бывшие на фронте, с февраля 1916 г. стали направляться в действующую армию. На смену им с фронта на преподавательскую работу переводились офицеры, получившие ранения, но годные для службу в учебных заведениях.

Война потребовала значительного увеличения в войсках офицеров Генерального штаба и вообще офицеров, имеющих академическое образование. Их острая нехватка побудила военное ведомство принять решение о приостановлении занятий в военных академиях. Поэтому они (за исключением военно-медицинской) прекратили занятия, а все слушатели и преподаватели отправились на войну. При этом профессора Николаевской академий были причислены к Генеральному штабу и получили назначения на высокие должности в действующей армии. Однако расширение масштабов войны и ее продолжительность и, в связи с этим, огромная потребность в войсках специалистов с академическим образованием показали, что такое решение было ошибочным. Поэтому, кроме причисления к Генеральному штабу всех офицеров, которые в разные годы закончили академию, но по разным причинам не стали офицерами Генерального штаба, в конце 1916 г. были открыты курсы военного времени по теоретической подготовке офицеров, выпускники которых должны были замещать в полевых войсках обер-офицерские должности по Генеральному штабу. Преподавательский состав комплектовался путем откомандирования из действующей армии офицеров Генерального штаба. Занятия начались 1 ноября.

Все офицерские школы с началом войны также были закрыты, за исключением электротехнической, где одновременно могло обучаться не более 10-12 офицеров, окончивших до войны полный курс Инженерного училища.

Общие потери русского офицерства в ходе войны были огромными и составили за 1914-1917 гг. 71 298 человек (убитые, раненые, пропавшие без вести и попавшие в плен). Даже с учетом того, что около 20 тысяч человек вернулись после ранения в строй, безвозвратные боевые потери почти в 1,5 раза превысили всю довоенную численность офицерского корпуса. За первый год войны к августу 1915 г. из строя выбыл почти весь кадровый довоенный состав офицеров, и в конце войны в пехотных полках оставалось 1-2 офицера, из тех, кто в августе 1914 г. выступил со своим полком в последний поход русской армии. В этом отношении кавалерия выглядела несколько лучше и сумела сохранить до конца войны свои основные кадры.

По разным оценкам к 1917 г. численность довоенных кадровых офицеров по отношению к офицерам военного времени (выпускники ускоренных курсов военных училищ, школ прапорщиков и получившие офицерские погоны непосредственно на фронте) составляла 10-12%. Война открыла путь в "офицеры" широким слоям молодежи. В связи с этим изменился сословный состав офицерского корпуса: дети дворян составляли уже только 15,6%, мещане - 23,4%, остальные 60% приходились на рабочих и крестьян. При этом 80% произведенных за войну прапорщиков происходили из крестьян и только 4% - из дворян. Остальные 16% приходились на другие сословия. Другими словами, социальный состав офицерского корпуса практически стал соответствовать социальному составу населения страны. Революция и гражданская война разбросала недавних однокашников и однополчан по разные стороны баррикад. Офицерский корпус оказался перед нравственным и политическим выбором: за что воевать и против кого воевать. Среди причин резко негативного отношения большинства офицеров к революции не последнюю роль сыграли падение дисциплины в войсках (одно из последствий приказа № 1 Петроградского Совета), развал фронта, пропаганда леворадикальных партий против офицеров, а также декрет Совнаркома от 16 декабря 1917 г., в соответствии с которым все генералы и офицеры по правовому и материальному положению уравнивались с нижними чинами и подлежали увольнению без выслуженной ими пенсии, которая для большинства составляла единственное средство существования.

bullet

В начало

3. Изменения в составе и организации пехотных войск за период войны

Несмотря на быстрое развитие боевой техники и снижения удельного веса пехоты в составе вооруженных сил до 60%, она все же сохранила за собой роль главного рода войск и, в конечном счете, определяла исход сражений. Всего за весь период войны в пехоте было сформировано более 700 новых пехотных и стрелковых полков, которые составили:

Таким образом, в составе сухопутных войск, с учетом вновь сформированных частей, было до 245 пехотных (стрелковых) дивизий, из которых к октябрю 1917г. числилось 202, остальные или погибли, или по разным причинам были расформированы.

Организация пехотного полка в 1917 г.

Некоторые изменения коснулись организации и штатного расписания пехоты, где кроме перевода пехотных и стрелковых полков на 3-батальонный состав, что отмечалось ранее, к началу 1915 г. в пехотных и стрелковых дивизиях были упразднены бригадные управления, а все существующие отдельные стрелковые бригады были переформированы в стрелковые дивизии. К концу войны, в результате значительного увеличения огневой мощи пехоты (почти в 2 раза), повысились ее боевые возможности. Теперь она имела собственную артиллерию в виде траншейных орудий (минометы и бомбометы), а численность станковых пулеметов повысилась с 2 до 4 на батальон. Кроме этого, в ротах стали появляться ручные пулеметы. Ввиду всего этого она перестала быть однородной. Только 2/3 личного состава пехотных полков в бою действовали винтовкой со штыком, а 1/3 пехотных частей состояла из пулеметчиков, гранатометчиков, связистов и пр. Для защиты от химического оружия пехота получила противогазы. Штатное расписание 3-батальонных пехотных полков включало 67 офицеров (командир, начальник хозяйственной части, полковой адъютант, начальник учебной команды, начальник пулеметной команды, начальник команды конных разведчиков, начальник команды связи, начальник саперной команды, начальник команды траншейных орудий, начальник полицейской команды, 3 батальонных командира, 12 ротных командиров, командир нестроевой роты и 41 младший офицер), 10 чиновников (старший и 4 младших врача, делопроизводитель по хозяйственной части, заведующий оружием, казначей, квартирмейстер, капельмейстер), 3399 строевых нижних чинов (в т. ч. 16 фельдфебелей, 70 взводных - старших унтер-офицеров, 18 каптенармусов, полкой горнист, 228 младших унтер офицеров, 276 ефрейторов и 12 вольноопределяющихся) и 250 нестроевых нижних чинов (писари, фельдшеры, надзиратель больных, лазаретные служители, церковник, мастеровые и обозные рядовые) и полкового священника. При этом в ротах и командах полка в соответствии со штатным расписанием полагались:

К 1915 г. относится и второе рождение гренадер, как ударных подразделений специально подготовленных, вооруженных и снаряженных для ближнего боя в условиях позиционной войны. Первые команды гренадер появились в некоторых полках 5-ой армии осенью 1916 г., а в конце года приказами командующих фронтами было объявлено о начале формирования в каждой роте пехотного и стрелкового полка особых гренадерских взводов в составе командира взвода (обер-офицер из числа младших офицеров роты), 4 унтер-офицеров и 48 нижних чинов. Вооружение гренадер обычно состояло из карабина или револьвера, холодного оружия (кинжал, тесак, топор, укороченная пика и даже шашка), 8-10 ручных гранат, ножниц для резки проволоки, саперной лопаты и каски. В гренадеры зачисляли наиболее храбрых и предприимчивых солдат и только после специальной подготовки в учебных командах или школах при штабе армии. В программу подготовки входило изучение всех видов отечественных и иностранных ручных гранат, состоящих на вооружении, практическое метание гранат из всех положений (лежа, с колен, стоя), а также стрельба из пулеметов, минометов и бомбометов. Основными задачами гренадер являлись отражение атак противника с использованием ручных гранат, забрасывание гранатами вражеских позиций при атаках и вылазках, а также прорыв укрепленных полос противника и захват плацдармов.

Организация корпуса в 1917 г.

Касаясь изменений в организации корпусов, отметим, что с конца 1914 г. в некоторых из них появились броневые отделения в составе 3 броневых взводов. Взвод состоял из броневика с приданными ему 3 легковыми автомобилями, 2 грузовиками и 2 мотоциклами. 3 броневых отделения составляли броневой дивизион. Благодаря большой скорости передвижения и достаточно сильному вооружению, броневики чаще всего использовались для разведки, связи и внезапных нападений на тылы противника. Однако в силу зависимости машины от состояния грунтовых дорог, ограниченности радиуса действия, возимого запаса горючего и большой уязвимости не только от артиллерийского, но и от ружейно-пулеметного огня (это относилось, в основном, к отечественным броневикам, имевшим слабую броню), с началом позиционного периода войны на российском бездорожье они довольно скоро утратили свое тактическое значение. В конце войны в русской армии было 49 броневых автомобильных отделений, половина которых была сведена в 7 броневых дивизионов.

Здесь же кратко остановимся на изменениях, которые произошли во время войны в Российской Императорской гвардии, связанных с формированием новых частей и подразделений или переформированием уже существующих. Так, в декабре 1915 г. гвардейская стрелковая бригада была преобразована в гвардейскую стрелковую дивизию со своей стрелковой артиллерийской бригадой и. совместно с 3-ей гвардейской дивизией, составила 2-ой Гвардейский корпус. В тоже время на базе гвардейского авиационного отряда были созданы 1-ый и 2-ой корпусные авиационные отряды, а в целях обеспечения 2-го Гвардейского корпуса мортирной артиллерией был сформирован 2-ой Л-Гв. мортирный дивизион (ранее существующий дивизион стал 1 -ым Л-Гв. мортирным дивизионом). Развернутые с началом войны гвардейские запасные пехотные батальоны были сведены в гвардейскую запасную пехотную бригаду (в 1917 г. все запасные батальоны были развернуты в запасные полки). В 1916 г. Л-Гв. саперный батальон был преобразована Л-Гв. Саперный полк. Вся гвардейская кавалерия в апреле 1916г. была сведена в Гвардейский кавалерийский корпус, в составе 3 гвардейских дивизий (3-ья дивизия сформирована в составе гвардейских кавалерийской и казачьей бригад). Несколько позже в гвардейской кавалерии также были созданы стрелковые полки за счет сокращения числа эскадронов в кавалерийских полках. Что же касается Л-Гв. Конной артиллерии, то в ее составе был сформирован 3-ий артиллерийский дивизион (легкий мортирный дивизион). В целом же Гвардия, хоть и имела некоторые привилегии по сравнению с армейскими частями, тяготы войны несла наравне со всеми и также имела колоссальные потери в личном составе, и к 1917 г. она уже не являлась тем оплотом самодержавия, какой была в 1905 г. в период Первой русской революции. После февральской революции, успех которой был достигнут, главным образом, за счет перехода на сторону народа запасных гвардейских полков. Императорская гвардия была переименована в Российскую гвардию. После победы Великой Октябрьской революции и окончания войны на всех русских фронтах, гвардейские части, как и большинство частей старой русской армии, были расформированы, а их личный состав демобилизован. На этом была поставлена точка в славной истории Российской Императорской гвардии.

bullet

В начало

И.Небесов
Отличия комплектования, вооружения и организации Добровольческой Армии.

1. Комплектование Добровольческой Армии

Первое, о чем необходимо упомянуть, рассматривая вопрос организации ДА это, собственно, ее добровольность. То есть как таковых организованных наборов населения (мобилизаций) в Добровольческую Армию не производилось, вплоть до 1920 года, когда Верховным Главнокомандующим Добровольческой (позднее переименованной в Русскую) Армии был назначен барон П.Н.Врангель.

Условно добровольцев, вступающих в ряды ДА, можно разделить на несколько основных групп:

  1. Офицеры и генералы Русской Императорской Армии. Здесь следует упомянуть, что офицеры с 1920 года подлежали обязательной мобилизации. Добровольно же в Белую армию шли вовсе не генералы и адмиралы, а армейская офицерская кость прапорщики, поручики, капитаны. Для многих из них военная служба являлась основным источником дохода, что развенчивает миф о том, как Белое Дело защищали фабриканты и помещики.

  2. Учащаяся молодежь. Здесь особенно надо выделить учащуюся военную молодежь воспитанников кадетских корпусов, учащихся юнкерских училищ и школ прапорщиков. Также особого упоминания и восхищения заслуживают дети Белого Дела гимназисты, реалисты, кадеты те, кому по возрасту не надлежало служить в армии, но кто поднялся с винтовкой в руках на защиту своих убеждений, в то время как значительная часть более взрослых людей пребывала в косности и индифферентности.

  3. Нижние чины Русской Императорской Армии. К сожалению, численность данной группы была невелика. В ряды ДА вступали, в основном, кадровые унтер-офицеры и фельдфебели (вахмистры), рядовых же солдат было мало.

  4. Гражданские чины, в основном, из интеллигенции. Те из них, кто имел высшее образование, в армию поступали, как и в дореволюционное время, на правах вольноопределяющихся.

Особую группу составляли пленные красноармейцы, перешедшие на сторону белых. Доля их в составе строевых частей ДА была достаточно высока, особенно в периоды наступления последней.

В вопросах продвижения по службе особое внимание обращалось не на чин, заслуженный в Императорской или Добровольческой армий, но на длительность службы и отличия уже непосредственно в подразделении ДА. Так, например, на освободившуюся должность командира роты мог быть назначен поручик-первопоходник (т.е. прошедший 1й Кубанский Ледяной поход), а под началом у него на должности рядового или отделенного мог состоять капитан или даже полковник, вступивший в ряды ДА уже после Ледяного похода.

В остальном же порядок прохождения службы был сохранен.

bullet

В начало

2. Организация Добровольческой Армии.

В принципе, ДА сохранило структуру Российской Императорской Армии. Но важно отметить следующие основные моменты, отличавшие ее.

  1. Численность подразделении была существенно ниже той, которая предусматривалась для таких подразделений штатами Российской Императорской Армии. Так, например, во время 1-го Кубанского похода общая численность ДА не превышала, даже после соединения с кубанцами, 5-6 тыс. чел (т.е. примерно 2 штатных пехотных полка), и эти силы были разбиты на 4 пехотных полка, артиллерийские, кавалерийские и вспомогательные части, так что численность одного полка не превышала 1000 чел. Вообще же численность полка колебалась от 300 до 600 чел. После боев Каменноугольном районе, например, ВСЯ Корниловская дивизия (3 пехотных полка, конный и артиллерийский дивизионы, инженерная рота и части обеспечения) насчитывала около 800 чел.

  2. Ввиду нехватки нижних чинов многие офицеры служили на правах рядовых и унтер-офицеров. Некоторые части были целиком офицерские (как, например, 4-я рота 2го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка, 1я шефская генерала Маркова рота Марковского полка).

  3. Формирование новых частей внутри старых. Вообще, формирование новых частей могло происходить несколькими способами:

Вообще, как отмечают в воспоминаниях многие участники Белого движения, принцип добровольности комплектования и, особенно, воссоздание старых полков, для ДА были губительны, т.к. приводили к распылению личного состава, увеличению количества штабов и представляли, как уже было отмечено ранее, отличную возможность избежать отправления на фронт.

Еще одним важным моментом, о котором нельзя не упомянуть, несмотря на его неприглядность, был тыл ДА, вернее, то, что находилось за белой стороной фронта. Все мемуаристы и историки в один голос отмечают тот факт, что насколько на фронте была железная дисциплина и отличная выучка, настолько же в тылу царил хаос и неразбериха. Это объясняется, в первую очередь, тем, что добросовестные военные все были на передовой, либо в госпиталях, а тыловые должности занимали те, для кого собственная жизнь и благополучие были дороже всего остального. Второй же причиной является отсутствие дееспособной гражданской администрации.

Такая неорганизованность тыла тоже влияла на состав боевых частей приходилось выделять из них большой процент личного состава в хозяйственные и обозные подразделения, на заготовку фуража и провианта, а также на охрану таких команд. В некоторых частях даже существовали собственные госпитали.

bullet

В начало

3. Вооружение Добровольческой Армии.

Добровольческая Армия на протяжении своего существования вооружалась и снаряжалась оружием, доставшимся ей в наследство от Российской Империи, а также тем, чем снабжали ее союзники по Первой Мировой войне. В связи с этим можно отметить увеличившийся, по сравнению с Великой войной, процент иностранного вооружения и снаряжения, а также появление (особенно на Северо-Западе России) немецких образцов оружия и амуниции.

Другой особенностью ДА было то, что в отсутствие централизованного снабжения пополнение боеприпасов и единиц вооружения производилось за счет неприятеля, что вызывало (даже в рамках одного подразделения) значительное разнообразие оружия.

bullet

В начало

 


Источники:

  1. Я ставлю крест А. Туркул. Дроздовцы в огне; Г. Венус. Война и люди. М.: Воениздат, 1995.

  2. Белое дело: Избранные произведения в 16 книгах. М.: Голос. 1993.

  3. А. Дерябин, Р. Паласиос-Фернандес. Белая армия. М.: 1999г.

  4. В. Шамбаров Белогвардейщина. М.: Алгоритм, 1999 г.

Hosted by uCoz